Language
Русский English Français
Версия для слабовидящих
Век музеев-заповедников: Гатчина

В этом году юбилей отмечают российские музеи-заповедники. Сто лет назад вокруг Санкт-Петербурга — столицы Российской империи — располагались загородные резиденции венценосной семьи. Благодаря усилиям многих людей они сохранились и стали музеями.

Наша газета продолжает серию тематических полос, посвященных истории и сегодняшнему дню драгоценного ожерелья пригородов северной столицы.


Семейный музей Романовых

ГМЗ «Гатчина» с другими бывшими императорскими резиденциями готовится к открытию юбилейного сезона. Об истории музея и его проблемах рассказывает его директор Василий Панкратов.

— Василий Юрьевич, вы как-то сказали, что у Гатчинского дворца музейный статус был еще до революции.

— Мы так полагаем потому, что первыми признаками музеефикации можно считать решение Николая I «запереть на ключ» и «ничего не трогать» в личных комнатах его отца, императора Павла I. Позже то же самое происходило с комнатами самого Николая и его супруги, затем с комнатами семьи Александра II и Александра III. Кто-то из императоров умирал, дети приходили, запирали покои на ключ. Это был личный семейный музей.

Коллекции хранили отпечаток тех, кто их покупал, привозил, собирал. Это тоже передавалось из поколения в поколение. Поэтому мы считаем, музейный статус у Гатчинского дворца был до того, как он стал музеем государственным.

— После революции Гатчина была популярным местом. Почему так случилось, что музейный статус ей вернули позже других заповедников, лишь в 1985 году? По-моему, только Ораниенбаум позже восстанавливался.

— У Гатчины близкая судьба с Ораниенбаумом. Они не были так сильно разрушены в войну, как Петергоф, Царское Село и Павловск. После боев в этих местах необходимы были большие здания под военные объекты. Выбор пал на Гатчину и Ораниенбаум. В Гатчинском дворце размещался закрытый институт. Вокруг стоял высокий забор, нельзя было даже подойти.

К тому же идеологически в то время не должно было быть слишком много дворцов, посвященных Романовым. Тем более что в Гатчине был особый дворец. Людей сюда привлекали не парадные залы, их много и в других местах. Здесь протекала частная, семейная жизнь императоров, которая проявлялась в мелочах повседневного быта. Зачем показывать царей как обычных людей?

Переплетение разных обстоятельств привело в 1951 году к решению, что музея во дворце не будет. Хотя музейщики вернулись в 1944 году, даже выставки делали, реставрация какая-то началась. Им пришлось обосноваться в парке в павильоне «Птичник». Они не успокаивались.

— Парк оставался музеем?

— Нет, он был парком культуры и отдыха города Гатчины. Тем не менее были восстановлены павильоны, некоторые мосты, они были в лучшем состоянии, чем теперь.

В 1950-1970-е годы, в начале 1980-х коллектив музейщиков продолжал будоражить общественное сознание: Гатчинский дворец важен с исторической точки зрения. Тринадцать лет Александр III жил здесь, больше, чем где-либо. Огромное количество важных государственных документов было подписано в этом дворце. Музейщики «долбили камень». Потихоньку во дворце начались реставрационные работы.

В 1985 году для публики открыли первые три зала. Дело двигалось медленно, к 1990-м отреставрированных залов было шесть-семь. Началась перестройка, прекратилось финансирование. За этот период отреставрировали только малую анфиладу — три зальчика, в 1990-е - начале 2000-х — Приоратский дворец. Это самое большое достижение тех лет. Никто и не мечтал, чтобы большие деньги в восстановление дворца вкладывались. Никто не верил, что его можно возродить.

— Ко всему прочему Гатчина была городским музеем, расположенным на территории Ленинградской области.

— В 2008 году, когда происходила передача федеральных объектов в собственность субъектов Федерации, было решено, что Гатчина остается за Петербургом, становится собственностью города, а не области. Город начал давать первые деньги на реставрацию. С этого момента можно говорить о начале последнего этапа реставрационных работ.

За последние десять лет сделано во много раз больше, чем за весь предыдущий период. В десять раз увеличилась экспозиционная площадь. Во дворце есть что показывать, дальше можно двигаться менее ударными темпами.

Я уже не один раз говорил, что сегодня для нас приоритет — парк, а с ним беда. Надо восстанавливать павильоны, они на глазах рушатся. В плохом состоянии мосты.

Парк уникальный, его архитектурные сооружения надо довести до нормального состояния.

— В Гатчине были замечательные коллекции. После войны она восстанавливалась позже всех и в этом отношении больше других потеряла. Как вы выходите из положения?

— С коллекциями вопрос сложный. Сначала было принято решение о том, что пригородные дворцы станут музеями не шедевров, а быта. Решение государственное, нет смысла его оспаривать. На его основе из разных музеев, не только из Гатчины, вещи, которые на тот момент считались шедеврами, перекочевали в художественные музеи страны. Это был первый мощный удар.

Затем последовали распродажи. Они шли в основном из коллекции Кухонного каре, которое мы таким образом потеряли.

Самый сильный удар — война. Многое погибло, потому что не смогли вывезти.

После войны в Павловске было общее музейное фондохранилище. Там находились предметы из Петергофа, Царского Села и Гатчины. По мере того как дворцы восстанавливались, туда предметы передавались. Предполагалось, что и в Гатчину они вернутся. Но этого не произошло. Мы готовы получать вещи на временное хранение. Зачем Павловску одеяло Николая I? Почему в Гатчинском дворце в кабинете Александра III стоит стол — аналог того времени, а в Павловске на выставке типовой мебели второй половины XIX века подлинный стол императора?

Отреставрированные комнаты Николая I надо наполнить предметами. В Павловске около десятка ключевых экспонатов — люстра из кабинета, стол, постель... Вещи мемориальные. Идут переговоры, пока не решено, получим ли их. Если не договоримся, придется воссоздавать или искать аналоги.

Разными путями время от времени что-то из наших вещей возвращается. В Европе их ловят на аукционах. На отечественном антикварном рынке появляются вещи с номерами из Гатчинского дворца. Меценаты дают деньги на закупки. В бюджете города есть специальная статья, позволяющая нам несколько раз в год что-то покупать. И собственные средства музея мы на это тратим.

— В юбилейном году что нового увидят посетители Гатчины?

— Из интерьеров мы ничего нового специально не открываем. В этом году начинает активно работать Ферма. Там живут и прекрасно себя чувствуют бараны, страусы, кролики, козы, овцы.

Надеюсь, скоро завершим реставрацию церкви. Там сделано все, кроме иконостаса.


Цифры и факты

При Александре II железнодорожная ветка от Санкт-Петербурга по Варшавской линии дошла до Гатчины, а чуть позже была построена и Балтийская ветка, что привело к ускоренной застройке города и появлению именитых дачников.

* * *

Для Александра III Гатчина стала постоянной и любимой резиденцией. Это отразилось на благоустройстве города: здесь были устроены водопровод, канализация, электростанция.

* * *

В 1881 году зажжены первые в городе 16 дуговых электрических фонарей со «свечами Яблочкова».

* * *

В июле 1882 года открылась первая в России междугородная телефонная связь — ею были соединены Гатчинский дворец и Зимний дворец в Петербурге.

* * *

В 1881 году на Серебряном озере изобретатель С. К. Джевецкий представил на суд императора Александра III первую в мире подводную лодку с электрическими аккумуляторами. Государь остался доволен и приказал военному министру построить 50 таких лодок.

* * *

В 1891 году в Гатчине была испытана первая трехлинейная винтовка изобретателя С. И. Мосина.

* * *

В 1900 году в Гатчине состоялись испытания первой в России электрической монорельсовой подвесной дороги для перевозки людей. Автором проекта был талантливый инженер И. В. Романов. От дворца до Балтийского вокзала бегал открытый вагончик на 20 пассажиров, подвешенный к направляющим рельсам. Испытания прошли успешно, и проект был рекомендован для экспозиции на Всемирной выставке в Париже.

* * *

Гатчина — колыбель русской авиации. Здесь в 1910 году впервые в России началась подготовка военных летчиков и технического персонала. На Гатчинском аэродроме совершил первый ночной полет с прожектором первый дипломированный русский летчик М. Н. Ефимов. Здесь приземлился дирижабль Нобиле. В Гатчине работал над созданием и испытанием самолетов собственной конструкции Я. М. Гаккель. В 1910 году на гатчинском аэродроме был совершен первый полет аэроплана русской конструкции.


В центре бурь и потрясений

1917-1919 годах Гатчина оказалась в эпицентре революционных и военных событий. Через нее проходили эшелоны с матросами и петроградскими рабочими, когда немцы взяли Псков и Нарву, она стала ареной боев между Белой и Красной армиями. Главной задачей разных людей и организаций было спасение культурных ценностей Гатчинского дворца.

Дворец был открыт для посетителей как музей в мае 1919 года. Первые выставки, посвященные истории Гатчины, отвечали веяниям времени. Они подчеркивали «дурной вкус» царской семьи.

Сотрудники музея стремились сохранить мемориальность императорской резиденции. Создавались комплексы помещений, принадлежавших бывшим венценосным владельцам, для поддержания там атмосферы ушедшей навсегда эпохи.

В 1925 году в музее действовала временная историко-художественная экспозиция «Старая Гатчина», на которой были представлены портреты, графика, костюмы, оружие, утварь, большое количество архивных документов. В конце 1920-х была организована выставка, посвященная императору Николаю I. Главным ее лозунгом было изречение: «Он тридцать лет калечил Россию с целью поработить ее».

В 1920-1930-е годы в стране действовала Главная контора по закупке и реализации антикварно-художественных вещей Госторга РСФСР (объединение «Антиквариат»). Во дворцах то и дело появлялись иностранные граждане, скупавшие за гроши произведения искусства, некогда принадлежавшие венценосной семье. Предметы из пригородных дворцов выставлялись на крупных международных аукционах и приносили такую прибыль, что у чиновников Наркомата торговли даже возникла идея продать дворцы целиком. К продаже предполагалось выставить и Гатчинский дворец, что, к счастью, не было реализовано.

Директор музея В. К. Макаров и его помощница С. Н. Балаева, пытавшиеся противостоять продаже, были уволены и репрессированы. Серафима Николаевна пробыла в ссылке всего 11 дней и вскоре вернулась на работу хранителем. В 20-30-е годы ХХ века коллекции Гатчинского дворца-музея потеряли в общей сложности около сотни тысяч первоклассных произведений искусства.

В 1938-1939 годах во дворце была проведена генеральная инвентаризация фондов, на учет было взято 54 030 экспонатов. К началу войны Гатчинский ансамбль считался одним из самых богатых музеев среди пригородов Ленинграда. Из дворца было эвакуировано 11 929 экспонатов, из них более 8000 в тыл страны в город Сарапул и около трех тысяч на машинах в Ленинград, где они всю блокаду хранились в подвалах Исаакиевского собора.

В период оккупации нацистами был нанесен колоссальный ущерб коллекциям и самому зданию. Во дворце располагался штаб 50-го корпуса 18-й армии. Здесь находились: общежитие летчиков Люфтваффе, офицерский буфет, казино, дом терпимости, склады, хозяйственные помещения. Коллекции дворца вывозились различными нацистскими организациями, в том числе сотрудниками «Оперативного штаба рейхсляйтера Розенберга», а также расхищались немецкими солдатами и офицерами. Перед отходом нацистов здание было заминировано, а стены внутри облиты зажигательной жидкостью. Пожар января 1944 года уничтожил уцелевшие интерьеры некогда роскошной пригородной резиденции.

Надежда сотрудников на скорое восстановление дворца оказалась иллюзорной. После долгих споров о назначении здания в 1951 году оно было передано Высшему военно-морскому инженерному радиотехническому училищу, а затем секретному предприятию НИИ «Электронстандарт». Сотрудники продолжали свою работу, разместившись в неблагоустроенном павильоне «Птичник». Реставрация была отложена до 1976 года, а первые залы музея открылись лишь в 1985 году.

Активное восстановление Гатчинского ансамбля началось с 2009 года. Во дворце ведутся энергичные реставрационные и ремонтные работы. Открыты выставочные залы Арсенального каре, Греческая галерея, постоянная экспозиция в законсервированной Оружейной галерее, возрожден интерьер Мраморной лестницы, к реставрации готовится целый ряд важных объектов.

В парке воссоздан ряд исторических просек-перспектив, открылся павильон Венеры, а на острове Любви были вскрыты и отремонтированы периметральные дороги и устроен цветник. Голландские сады украсили копии скульптур (оригиналы хранятся в Арсенальном каре). Восстановлена Цветочная горка — одно из самых ярких мест в парке. Восемь отреставрированных ажурных мостиков, выполненных по проекту архитектора Л. Ф. Шперера, вновь радуют гостей парка.

М. В. Кирпичникова, к. и. н., старший научный сотрудник ГМЗ «Гатчина»


Сложный путь домой

Любая находка предметов из собрания Гатчины, считавшихся утраченными после Великой Отечественной войны, это событие, радость и надежда, что, возможно, будут еще находки.

Первый такой «возврат» состоялся еще весной 1945-го, когда из освобожденной Риги были переданы 465 картин Гатчинского дворца, найденных в Рижском замке. Эти полотна фашисты не успели переправить в Германию.

Процесс возврата экспонатов долгий и трудоемкий. Это связано с целым рядом причин.

С одной стороны, принадлежность картины к музейному собранию не всегда очевидна. Чтобы понять смысл цифр и букв, составляющих инвентарный номер того или иного музея, нужно обладать специальными знаниями и иметь возможность сличить их с архивными документами. Кроме того, тыльная сторона полотна может быть закрыта, маркировка просто не видна, и обнаружить ее можно только случайно, например, в ходе реставрации.

Так случилось с небольшим полотном «Крестьянская девочка» кисти К. Лемоха из гостиной великой княгини Ксении Александровны. Картина была обнаружена в частной коллекции, когда в процессе реставрации открылась маркировка, свидетельствующая о принадлежности полотна к Гатчинскому музейному собранию. И в начале 2002 года с помощью департамента по сохранению культурных ценностей Министерства культуры РФ работу Лемоха передали в ГМЗ «Гатчина». «Крестьянская девочка» вернулась на свое историческое место на экспозиции в комнатах семьи Александра III.

По современному законодательству, музеи не имеют права использовать государственные деньги для приобретения произведений искусства, которые уже находились в государственной собственности. Если в частных собраниях, которые не были эвакуированы, будут обнаружены музейные предметы с маркировкой 1938-1941 годов, нынешние владельцы могут считаться добросовестными приобретателями. Для их приобретения музей должен искать спонсорские средства. Так семь лет назад в ГМЗ «Гатчина» вернулся портрет графини И. И. Воронцовой (на фото). Он был в плохом состоянии, номера почти не читались, однако сотрудникам музея удалось точно установить их. Портрет выкупил спонсор и передал в музей.

До сих пор еще возвращаются гатчинские предметы из Германии. Так в 2002 году в пригородные музеи Петербурга был передан ряд картин, обнаруженных в Берлинском историческом музее. В Гатчину вернулись четыре картины: «Портрет английского короля Георга I» кисти Г. Неллера, «Портрет великой княгини Марии Павловны» (супруги великого князя Владимира Александровича), «Портрет Петра III» работы неизвестного художника и «Портрет Екатерины II», копия с оригинала М. Шибанова. Чуть позже из Берлина поступило полотно школы Ж. Куртуа (Бургиньона) «Кавалерийская схватка» из собрания Павла I.

Немецкие коллеги в рамках проекта «Немецко-российский культурный диалог» на протяжении долгих лет ведут активный поиск культурных ценностей, вывезенных фашистской Германией с оккупированных территорий бывшего СССР. Профессор Вольфганг Айхведе проводил огромную просветительскую работу, читал лекции, вел передачи на телевидении, в которых призывал соотечественников внимательнее относиться к семейным реликвиям времен Второй мировой войны, ибо они могут оказаться вещами из разоренных советских музеев. Так в Гамбурге в семье доктора Карин Юксток была найдена икона «Благовещение», принадлежавшая императрице Марии Федоровне, супруге Александра III. Эта икона была вывезена из оккупированной Гатчины солдатом — отчимом Карин Юксток. Сотрудник «Культурного диалога» Коринна Кур-Королев, которая курировала поиски гатчинских вещей, помогла Юксток вернуть икону «Благовещение» в Гатчину.

Поиск продолжается, мы надеемся, что нас ждут новые открытия и находки и в Гатчинский дворец вернутся на свое историческое место произведения искусства, которые считались утраченными.

Автор: Айсулу Шукурова, фото: Дмитрия Соколова, газета «Санкт-Петербургские ведомости», № 086 (6195), 17 мая 2018 года