Language
Русский English Francais
Версия для слабовидящих
12.03.2022

О санкциях и о том, к чему они приведут

Если говорить о деятельности нашего и других музеев-заповедников, последствия вряд ли будут действительно серьёзными. Возможно, нам придется отложить на время дорогостоящие и амбициозные проекты по части реставрации. Но это не беда: последние годы мы много реставрировали, а открывать не успевали; теперь, наконец, можем спокойно заниматься музеефикацией того, что уже сделано или почти сделано.

Говорят, санкции вызовут разрыв связей с европейским музейным сообществом, что, в свою очередь, станет для нас настоящей катастрофой. Действительно, разрыв связей никого не радует, мы всегда ощущали себя полноценной частью этого сообщества. Но едва ли это можно назвать катастрофой. Лишь очень малая часть музеев в России интенсивно занимается международной выставочной деятельностью – при нашей невысокой входной плате это чересчур накладно. В то же время дорогие европейские музеи такую деятельность ведут очень активно, часто привлекают российские коллекции, поскольку русское искусство в Европе ценится высоко. Они-то, к сожалению, и пострадают в первую очередь. А у нас в сложное, но никак не безнадёжное положение попадут несколько крупнейших художественных музеев, да ещё выставочные галереи и площадки, специализирующиеся на современном искусстве. Хотя, эти последние, убеждён, скоро оправятся, так как современное искусство, живущее постоянной рекламой, обязательно преодолеет любые политические обстоятельства. Что касается музеев-заповедников, то нас всё это практически не затронет.

Зато у нас появится больше возможности сотрудничать с музеями внутри России. Это огромная возможность, далеко не исчерпавшая себя. В период пандемии мы слишком отдалились друг от друга, и теперь самое время вновь укреплять наши связи.

Кто-то пугает, что из-за санкций в наших заповедниках теперь вдруг иссякнет поток посетителей. Наверное, сократится, да. Вот только два последних, пандемийных года показали, что уменьшение числа иностранных туристов постепенно компенсируется за счет увеличения числа наших соотечественников. В Гатчине в прошлом году общее падение посещаемости относительно самого успешного для музея 2019 года составило всего 20%. При этом финансовое положение музея не только не ухудшилось, но стало прочнее: у нас выросли доходы, выросла зарплата. Кто тут пострадал? Больше всего сами иностранцы, которые из-за пандемии лишились Петербурга. Теперь они лишатся Петербурга из-за санкций. А между тем, я уверен, внутренний туризм будет только расти. Он у нас только-только начал по-настоящему возрождаться.

Вообще, замещение зарубежного туриста отечественным даёт музеям-заповедникам Петербурга большой импульс к внутреннему обновлению. Признаемся, многие годы наше общение с туристическими группами приближалось к режиму работы конвейера. Это отвечало пожеланиям и интересам большей части нашей аудитории – быстрая, поверхностная экскурсия по интерьерам с фотосессией возле красивых или знаменитых экспонатов. А нам это приносило доходы. И только с малой частью наших посетителей мы работали всерьёз, не теряя достоинства. С детьми, школьниками, индивидуальными ценителями прекрасного, целевыми группами. Теперь мы эту серьёзность и глубину можем расширять сколько угодно: готовить новые экскурсии, разрабатывать новые программы. Российскому посетителю это нужно куда больше, чем иностранному, по той простой причине, что речь идет о его родной истории и культуре.

Василий Панкратов, директор музея-заповедника "Гатчина"


Возврат к списку новостей