Language
Русский English Français
Версия для слабовидящих
Картинное убранство личных комнат Павла I в Гатчинском дворце.

Шукурова А. Э.

«Это были комнаты мистика, любителя искусств,
правителя и солдата…»
Макаров В.К.

Гатчина стала собственностью великого князя Павла Петровича в августе 1783 г. К этому моменту у Павла и его супруги Марии Федоровны уже было пожалованное ранее имение Павловское (с 1796 г. — город Павловск).

Гатчина «досталась» новым хозяевам обустроенным поместьем, «с тамошним домом, со всеми находящимися мебелями, мраморными вещами, оружейною, оранжереею…». «Домом» был назван один из самых больших в окрестностях Петербурга дворцов, построенный по проекту архитектора Антонио Ринальди, ранее принадлежавший графу Григорию Орлову. Екатерина II пожаловала графу Гатчину весной 1765 г., и уже в следующем году был заложен каменный дворец. После смерти Григория Орлова императрица выкупила дворец у его наследников и подарила его сыну и невестке в честь рождения их старшей дочери, великой княжны Александры Павловны.

Романтический ореол подарка, который сделал великого князя «наследником» убийцы своего отца, дал возможность романистам и историкам называть Павла «русским Гамлетом». Тем не менее, видимо, облик новой резиденции задел чувствительные струны в душе нового хозяина Гатчины, и он с воодушевлением принялся за её обустройство. Возможно, здесь сыграло свою роль авторство Антонио Ринальди, который долгие годы исполнял обязанности архитектора «малого двора» великого князя Петра Федоровича в Ораниенбауме. Поскольку архитектурный облик дворца был уже вполне сформирован, то речь шла только о приспособлении его апартаментов и служб к вкусам и потребностям новых владельцев.

Великокняжеская чета жила дружно, но любимая резиденция у каждого из супругов была своя, что замечали современники. Например, князь Иван Михайлович Долгоруков, который в середине 1780-х гг. был приближен к «малому двору», писал в своих воспоминаниях: «В Гатчине он был хозяин, а в Павловске супруга его». Великая княгиня Мария Федоровна прилагала большие усилия, чтобы «её» Павловск «мог выдержать сравнение с Гатчиной», и в переписке с управляющим называла Гатчину «опасной соперницей».

В Гатчинском дворце с гораздо большей выразительностью проявились вкусы самого Павла Петровича, особенно это относилось к убранству его личных покоев. Конечно, по значимости архитектурно-художественной отделки собственные апартаменты Павла далеко уступали парадным залам. Но именно цельность всей обстановки, глубокий отпечаток душевного облика хозяина дворца делали эти помещения совершенно уникальными.

После смерти Павла I его покои в Гатчине стали своеобразным «семейным музеем» Романовых. По традиции, которая была заведена вдовствующей императрицей Марией Федоровной, обстановка комнат поддерживалась в том виде, каковой она была осенью 1800 г., когда Павел был в Гатчине в последний раз. Позднее были добавлены его вещи из Михайловского замка, в том числе, любимые картины, походная кровать императора, его одежда, шпага и трость. Личные вещи Павла были завещаны вдовствующей императрицей Марией Федоровной великому князю Константину Павловичу, и после его смерти в 1833 году были перевезены в Гатчину. По словам первого главного хранителя Гатчинского дворца-музея В. К. Макарова, «комнаты сохранились прекрасно. Отсюда ничего не унесено и очень немногое прибавлено».

Традиционно к комплексу личных апартаментов Павла I относят собственно жилые покои (Туалетная, Овальный и Башенный кабинеты), но и комнаты для «малых приемов» (Нижняя Кавалерская (Кавалергардская), Нижняя Тронная), и рабочие помещения для ежедневных занятий (Секретарская, Комната дежурного офицера, Знаменная и Кордегардия). Собственные апартаменты Павла I находились на первом этаже Центрального корпуса дворца.

Фото Туалетная комната, Овальный кабинет и Башенный кабинет по планировке точно соответствовали комнатам Марии Федоровны, которые находились в бельэтаже. Отделка покоев супруги Павла Петровича поражала роскошью и изяществом. Лепное убранство, изысканный рисунок паркета, мебель, блеск хрусталя, фарфора, золоченой бронзы — все радовало глаз. Напротив, в комнатах великого князя «царили» картины, а архитектурный декор отличался суровой лаконичностью.

Живописные полотна заполняли все пространство стен. Это был своего рода «путеводитель» по внутреннему миру Павла Петровича. Его увлечения, политические пристрастия, самые значимые моменты жизни — все находило отражение в коллекции. Так, например, известны неприязненные отношения Павла с матерью и его уважение к памяти отца. Поэтому характерно, что в комнатах Павла Петровича не было ни одного портрета Екатерины II, и, напротив, в Овальном кабинете видное место занимал большой портрет отца, великого князя Петра Федоровича.


Илл. 1. Овальный кабинет. Головачевский К.,
копия с Ф. Рокотова Портрет великого князя
Петра Федоровича. ГМЗ «Павловск» ЦХ-2153-III.
Справа, на драпировке.

Более того, собрание картин Павла по подбору художников удивительно напоминало коллекцию, собранную Петром III в Ораниенбауме, как описал её воспитатель великого князя Петра Федоровича, Якоб Штелин.
Несмотря на то, что «пруссомания» Павла I , его преклонение перед военным и государственным гением Фридриха II, стала общим местом, изображений прусского монарха в личных комнатах Павла не было. Судя по подбору портретов, его симпатии были иные. Неоднократно отмечалось обилие всевозможных портретов французского короля Генриха IV Наваррского: скульптурных, тканых, живописных, гравированных. Например, в Башенном кабинете их было два, оба кисти Ф. Поурбюса (ЦХ- 2147-III и ЦХ-2148-III ГМЗ «Павловск»).

Картина
Илл. 2. Гау Э. «Башенный кабинет».
Картина
Илл. 2. а. Бургиньон (Жак Куртуа) «Кавалерийская схватка»

В Овальном кабинете находились и изображения двух прадедов Павла Петровича: родного — императора Петра I (ГМЗ «Гатчина» ГДМ-213-III) и двоюродного — короля Карла XII Шведского (Неизвестный художник. Портрет Карла XII . ГМЗ «Павловск» ЦХ- 2151-III).

Картины напоминали о приятных моментах путешествия в Европу, которое совершили великий князь с супругой инкогнито, под именем графа и графини Северных, в 1781 – 1782 годах. Это и охота на оленя в поместье принца Конде в Шантильи, запечатленная кистью непревзойденного Ле Пана (Ле Пан Жан Батист. Охота в Шантильи. ГМЗ «Павловск» ЦХ- 1519-III) в Туалетной и посещение Антверпена, вид которого написал Генрих Корт (Корт Генрих. Вид Антверпена. ГМЗ «Гатчина» ГДМ-49-III) в Овальном кабинете.

Фото
Илл. 3. Туалетная Павла I
(дверь в Овальный кабинет).
Картина Ле Пана над диваном.
4.jpg
Илл. 4. Гау Э. Овальный кабинет.
Картина Г. Корта — центральная из трех над дверью.


1.jpg
Илл. 4. а. Корт Г. Вид Антверпена.


Искренних друзей Павла Петровича можно пересчитать по пальцам одной руки. Одним из них была фрейлина Екатерина Ивановна Нелидова, которую великий князь ценил за ум и замечательную красоту души. Подарки, поднесенные ею Павлу Петровичу, можно было увидеть в Туалетной (Монограммист С. С. F. S. «Лазарь, просящий милостыню у стола богача» ГМЗ «Павловск». ЦХ-1516-Ш) и в Башенном кабинете — сцены солдатской лагерной жизни (Парные картины: Парросель Жозеф Франсуа (по старым описям — Ланкре). Солдаты на отдыхе. Обе переданы в 1930 в «Антиквариат». С 1937 в ГЭ. С 1946 в музее «Метехи» (Грузия)).

4.jpg
Илл. 5. Туалетная Павла I. Монограммист С. С. F. S.
«Лазарь, просящий милостыню у стола богача» -
большая картина над комодом.
1.jpg
Илл. 5. а. Щедрин С. Вид Гатчинского дворца и парка.



Из приобретений самого Павла I самые характерные - виды Гатчины (см. илл. 5. ГДМ-50-III) и Петергофа (Вид Монплезира в Петергофе. Башенный кабинет. ГМЗ «Павловск» ЦХ- 1464-III, Щедрин С. Фонтан Евы в Петергофе. Башенный кабинет. ГМЗ «Павловск» ЦХ- 1471-III) кисти С. Щедрина.

В 1920-1930-е гг. живописное убранство комнат Павла подверглось разорению; часть картин была передана в Эрмитаж, часть — в «Антиквариат». Например, в Овальном кабинете «выбыла» почти четверть картин. Сотрудники дворца-музея того времени смогли очень бережно и тактично восполнить утраты, подобрать замену им из картин, которые находились в кладовых дворца, но тоже принадлежали к коллекции Павла I.

У этого собрания счастливая судьба - в период Великой Отечественной войны были спасены все полотна. Напомним, всего на 1941 г. в Туалетной, Овальном кабинете и Башенном кабинете числилось 71 картина. Одно полотно, «Кавалерийская схватка» кисти Бургиньона из Башенного кабинета, которая считалась утраченной, была возвращена из Германии в 2005 г. (ГДМ-466-III, см. илл. 2. верхняя картина на правой стене).

В настоящий момент в собрании ГМЗ «Гатчина» есть только 10 картин из собственных покоев Павла I. И мы надеемся, что когда-нибудь будут восстановлены комнаты, которые В.К. Макаров назвал «редкостью европейского масштаба».


(публикация является переработкой статьи А.Э. Шукуровой «Картинное убранство личных комнат Павла I», опубликованной в журнале «Родина» №7. 2011).