Language
Русский English Français
Версия для слабовидящих
Топография Гатчинского дворца с 1850-х годов до 1917 года
Часть 1. Императорская семья и двор


Фарафонова А. Н.

Топография интерьеров Гатчинского дворца второй половины ХIХ – начала ХХ веков изучена плохо. Известно, где располагались апартаменты императоров, некоторых великих князей, гостивших в Гатчине, и тех придворных, которые жили здесь почти постоянно. Однако, сведения о проживании остальных царедворцев, фрейлин, слуг и гостей весьма отрывочны. До сих пор не существует ни одного исследования, которое бы обобщило все доступные источники. В качестве основы настоящей статьи были использованы хранящиеся в фондах ГМЗ «Гатчина» поэтажные планы, датированные серединой ХIХ века. Позднее, в конце ХIХ столетия многие из них служили рабочими чертежами, на которых отмечали, кто займет те или иные комнаты Гатчинского дворца. Была изучена также часть материалов, связанных с ремонтами, где обычно указывалось название помещения, в котором планировали провести работы.

Существенным дополнением стали описи имущества и, в частности, «Опись предметам, имеющим преимущественно художественное значение», опубликованная в 1884 году. В фонде редкой книги ГМЗ «Гатчина» хранится экземпляр этого издания, в котором рукой начальника Гатчинского дворцового управления В. Е. Андро-де-Бюи-Гинглятта сделаны отметки, касающиеся современных ему названий помещений.

В статье наиболее подробно освещена топография Арсенального каре. Приведенные поэтажные планы дадут возможность читателю лучше сориентироваться. Рядом с названиями помещений в скобках указывается номер плана и цвет, которым выделены нужные апартаменты. Сведения, представленные в статье, не являются исчерпывающими, по мере выявления новых материалов, она будет редактироваться и дополняться.

Ил 1.jpg
Вид на Гатчинский дворец со стороны Балтийского вокзала.
Фарфоровый пласт. 1870-е. ГМЗ «Гатчина»


Архитектурно-планировочная структура здания сложилась при перестройке конца 1840-х – начала 1850-х годов. В Центральном корпусе на первом и втором этажах сохранялись мемориальные интерьеры императора Павла I, при этом в части залов иногда продолжали проводить парадные обеды и торжественные приемы. Остальные помещения огромного дворца постоянно использовали для нужд императорского двора.

Николай I и его сын Александр II, за редким исключением, не оставались в Гатчинском дворце надолго. Чаще всего они приезжали с многочисленной свитой и специально приглашенными лицами на несколько дней для проведения императорских охот, которые сопровождались увеселениями и театральными представлениями. Состав гостей каждый раз менялся, поэтому свое местоположение сохраняли только апартаменты императоров и нескольких человек из их ближайшего окружения.

Император Александр III наоборот проводил в Гатчине около полугода, уделяя внимание и государственным делам, и семейной жизни. Вокруг него сформировался узкий круг лиц, которым во дворце были выделены постоянные апартаменты — чета Шереметевых, В. С. Оболенский с супругой, П. В. Жуковский… Значительная часть служебных помещений была отдана для чиновников, ежедневно приезжавших в Гатчину по работе.

Ил 1_а_КГИОП.jpg
Гатчинский дворец с высоты птичьего полета. Начало ХХ века. КГИОП

Полноправной хозяйкой дворца после смерти супруга была вдовствующая императрица Мария Федоровна. Николай II и Александра Федоровна оставались на ночь во дворце крайне редко, несмотря на то, что имели принадлежащие им покои. Они предпочитали возвращаться в Царское Село.

Назначение комнат было определено еще при перестройке каре и связано с тем кругом лиц, которые бывали во дворце. Императорский двор включал в себя семью царствующего монарха, а также всех царедворцев, имевших придворные чины и звания. Обычно при смене императорской резиденции они переезжали вместе с монархом. Существовали еще и «малые» дворы великих князей, которые также привозили с собой часть своего штата.

Ил 3.jpg

Во время визитов представителей иностранных правящих домов использовали так называемые «запасные половины» — гостевые помещения, не имевшие постоянных хозяев, причем, если гости были особенно многочисленны, то могли использовать и комнаты членов императорской семьи, бывавших в Гатчине редко, ведь убранство должно было соответствовать статусу гостя. Гостевые комнаты размещались по всему дворцу: на третьем этаже Центрального корпуса, в полуциркулях, в Кухонном и Арсенальном каре. В ходу был также термин «номера».

Ил 2.jpg
Большой кабинет императрицы Александры Федоровны. Акварель Э.П. Гау. 1877. ГМЗ «Гатчина»

Комнаты антресольных этажей и полуциркулей на планах обычно обозначались под номерами, первоначально в документах указывалось: «комната номер такой-то», позднее слово «комната» нередко пропускали и помещения называли просто «номерами».

Кроме того, по Высочайшему распоряжению в Кухонном каре иногда выделялись «квартиры», чаще всего для командиров тех или иных воинских подразделений и чинов двора (квартира обычно предполагала сразу несколько помещений). В Кухонном каре также располагались придворные службы, и проживало большинство слуг.

Первый этаж вновь отстроенного Арсенального каре был предназначен целиком для императора, наследника и царских внуков.

Николай I и его супруга Александра Федоровна заняли анфиладу, выходившую окнами на Голландские сады (на плане 1 — зеленым), а для наследника Александра Николаевича и цесаревны Марии Александровны выделили комплекс вокруг башни, выходящей на плац и бастионную стену (1 — синим).

Ил 3.jpg
Кабинет императрицы Марии Александровны. Акварель Э.П. Гау. 1879. ГМЗ «Гатчина»

Рядом с комнатами царствующей четы располагалась Готическая галерея (1 — оранжевым) и так называемая лестница Государыни Императрицы (1 — коричневым), а рядом с комнатами цесаревича и цесаревны — лестница Государя Наследника (1 — голубым). Далее, также окнами на плац, рядом с интерьерами родителей находились так называемые «комнаты августейших детей» — внуков Николая I (1 — желтым).

Ил 4_1-я детская комната в арсенальном карэ. Акварель Э. Гау, 1879 г..jpg
Первая комната Августейших детей. Акварель Э. П. Гау. 1879. ГМЗ «Гатчина»

Оставшиеся несколько помещений у лестницы императрицы Александры Федоровны, начиная от арки и вплоть до ее приемной, должен был занять министр двора (1 — красным), а анфиладу окнами во двор использовали как запасную для размещения гостей. Так, например, на одном из планов указано, что там проживали генерал-адъютант Александр Аркадиевич Суворов и какой-то прусский генерал из числа приглашенных.

Одну сторону Арсенального каре полностью занимал Арсенальный зал (1 — лиловым). На протяжении всей второй половины ХIХ века это было место сбора царской семьи, иногда здесь могли провести целый день: завтракали и обедали, устраивали семейные театральные представления и шарады на специально сооруженной сцене, музицировали, дети играли, катались с деревянной горки или на качелях.

Ил 5_О_28_Община св_Евгении.jpg
Арсенальный зал. Открытка. До 1917

Антресоли использовались как служебный этаж — здесь выделяли квартиры фрейлинам, помещения для служащих — например, швей и дежурных лакеев, а также разместили гардеробные.

Единственным исключением стали четыре комнаты над анфиладой императора, также предназначенные для Николая I. Как именно они были обставлены и в каких случаях там бывал император доподлинно неизвестно.

План 2.jpg
План 2

Третий этаж (бельэтаж) был отдан для апартаментов великих князей. Ко времени завершения перестройки дворца из трех дочерей императора в Петербурге оставалась только великая княгиня Мария Николаевна; великая княжна Ольга Николаевна вышла замуж и уехала в Вюртемберг, а Александра Николаевна умерла. Поэтому анфиладу, выходящую окнами на бастионную стену, а также несколько помещений напротив — окнами во двор, полностью предназначили Марии Николаевне и ее супругу герцогу Максимилиану Лейхтенбергскому (на плане 2 — желтым). Однако уже в 1852 году герцог скончался, и на позднейших планах указывалось, что это комнаты великой княгини и ее детей. Комплекс помещений, примыкавший к театру, определили для великих князей Николая и Михаила Николаевичей – младших сыновей Николая I, которые в то время оба были не женаты (2 — синим).

Ил 6.jpgАпартаменты окнами в парк заняли великий князь Константин Николаевич и его супруга Александра Иосифовна (2 — красным). Оставшуюся анфиладу окнами на Голландские сады разделили великая княгиня Елена Павловна (2 — лиловым) и ее дочь — Екатерина Михайловна (2 — зеленым). Елена Павловна была супругой младшего брата императора Николая I — Михаила, умершего в 1849 году.

Также в бельэтаже находился театр (2 — голубым), а под ним — в антресольном этаже — относящиеся к нему помещения, где, по-видимому, хранили часть декораций и реквизит. Во время пребывания во дворце императорской семьи в театре обязательно устраивали представления, чаще всего выступали русские и французские гастролировавшие труппы.



Кабинет великого князя Николая
Николаевича.
Акварель И. П. Вольского. 1850-е. ГЭ


Ил 8.jpg
Александр II с придворными в Гатчинском театре. Акварель М. А. Зичи. 1859. ГЭ

В царствование Александра II покои его старшего сына, наследника Николая Александровича, находились в бельэтаже Арсенального каре (точное расположение их неизвестно); великие князья Александр, Владимир и Алексей Александровичи продолжали жить в своих детских комнатах на первом этаже (на плане 1 — желтым), а позднее в 1870-х годах останавливались в антресолях. На чертежах отмечено, что они занимали четыре комнаты, которые ранее принадлежали императору Николаю I и выходили окнами на Голландские сады (см. план 4, №№ 1-4.).

План 3.jpg
План 3

После смерти цесаревича Николая Александровича наследником престола стал его брат Александр, для них с супругой предназначили бывшую анфиладу залов императрицы Александры Федоровны (на плане 3 — синим). Однако, приезжая в Гатчину на охоты, Александр Александрович по-прежнему любил останавливаться в небольших комнатах антресольного этажа. «Собрались у себя на антресолях пить чай с Владимиром [вел. кн. Владимир Александрович. — А. Ф.] и Воронцовым и потом курили и разговаривали, а в ½ 5 ч. легли с Владимиром поспать перед обедом».

Ранее уже упоминалось, что комнаты для министра двора (на плане 3 — красным, см. также план 1 — красным), по-видимому, изначально предназначались для Петра Михайловича Волконского, но он умер в 1852 году. Для его преемника Владимира Федоровича Адлерберга первоначально были предоставлены пять комнат в бельэтаже Кухонного каре окнами в парк, прилегающие к церкви, однако впоследствии для него и его сына Василия Владимировича были отведены значительные площади на первом этаже Кухонного каре — две анфилады залов, начиная от арки и вплоть до помещения под церковью. Для их прислуги предусмотрели расположенные над ними комнаты в антресолях.

Впрочем, более поздние отметки на планах Кухонного каре, относящиеся к концу царствования Александра II, свидетельствуют, что и остальная свита также иногда занимала некоторые из этих комнат, причем без определенной закономерности — закрепленных за кем-либо помещений по сути не существовало. Да в этом и не было необходимости, потому что визиты императора в Гатчину были краткими.

Ил 7.jpg
Император Александр III с супругой и детьми в Гатчине. Фотоателье «Кудрявцев и К».
Начало 1880-х. ГАРФ


После воцарения в 1881 году Александр III избрал Гатчинский дворец своей постоянной резиденцией. Здесь императорская семья проводила почти полгода: весну, осень и часть зимы. Вместе с царской фамилией переезжал огромный штат придворных и слуг, которых необходимо было разместить во дворце и заново перераспределить помещения, отремонтировать их и меблировать. Однако отделка к переезду из Петербурга в Гатчину еще была не завершена. Императрица Мария Федоровна писала матери, что в комнатах до сих пор ведутся работы, а в самом дворце холодно.

План 4.jpg
План 4

Ил 17_а.jpgИмператорская семья поселилась в Арсенальном каре. В отличие от предыдущих хозяев личные покои Александра III (на плане 4 — синим) фактически были рабочими: в небольших комнатах антресольного этажа он занимался государственными делами и принимал докладчиков.

Старшие дети – Николай, Георгий, Ксения и Михаил также жили в антресолях, в бывших «фрейлинских», примыкавших к покоям родителей: помещения Ксении (4 — красным) и Михаила (4 — желтым) выходили окнами в Собственный сад; Николая и Георгия — на Голландские сады (4 — голубым).





К. В. Лемох. Портрет цесаревича
Николая Александровича
в Классной комнате
Гатчинского дворца. 1885


План 5.jpg
План 5

Ил 17_Княжна Ольга с мис. Франклин,1897.jpgЕдинственное исключение было сделано для родившейся в октябре 1882 года великой княжны Ольги Александровны. «Младший ребенок живет один наверху в больших комнатах, так как здесь внизу действительно недостаточно воздуха для такого маленького существа», — писала императрица Мария Федоровна своей матери. Ольга жила рядом с Мраморной лестницей в бывших комнатах сына Николая I великого князя Константина Николаевича (5 — желтым).

В воспоминаниях Ольги Александровны, записанных Й. Ворресом, сказано, что «детские комнаты Ольги располагались рядом с рабочим кабинетом императора. Их было четыре: спальня Ольги, спальня миссис Франклин, гостиная и столовая». Эти сведения несколько разнятся с записями на сохранившихся чертежах, где перечислены спальня, ванная, уборная и столовая. По-видимому, комната няни, англичанки Элизабет Франклин, была в одном из двух помещений, примыкавших к покоям великой княжны. Позднее к ним добавилась Гостиная, в которую превратили «Зало великой княгини Александры Иосифовны» (5 — оранжевым). Комнаты действительно находились недалеко от кабинета государя, нужно было лишь пройти в Китайской галерее и по маленькой винтовой лестнице спуститься вниз. Эти апартаменты сохранялись за великой княжной вплоть до революции 1917 года.

После свадьбы для ее супруга принца Петра Ольденбургского были отведены залы рядом с покоями Ольги Александровны (5 — красным), однако, поскольку их семейная жизнь не сложилась, и он бывал в Гатчине крайне редко, после 1905 года здесь разместили «кладовую хрусталя и фарфора».

Великая княжна Ольга
Александровна с няней мисс
Франклин. 1897


Ил 18_Великая Княгиня Ольга Александровна.jpg К сожалению, нет данных о том, фотографировались ли эти комнаты. Скорее всего, да, потому что в императорской семье было несколько фотоаппаратов, съемки проводили в том числе и в интерьерах, но значительная часть альбомов либо погибла в годы войны, либо попала за границу в руки частных лиц. Сохранилась акварель интерьера, исполненная самой Ольгой в 1898 году. Как удалось установить, на ней изображена Гостиная великой княжны, в которой находился мраморный камин с характерным узором резьбы.















Великая княгиня
Ольга Александровна. 1901 (?)


Ил 9_Уютно за книжкой_Гостиная вк ОА.jpg
Уютно за книжкой. Акварель вел. кн. Ольги Александровны. Из частной коллекции

Ил 10.jpg
Зал выставки тканей в бывшей гостиной вел. кн. Ольги Александровны.
Фотограф М. А. Величко. 1940. ГМЗ «Гатчина»


Точно такой же камин можно увидеть на фотографии конца 1930-х годов из Научного архива ГМЗ «Гатчина». На фото представлен один из залов выставки придворного костюма, открытой в 1940 году в бывших комнатах великой княжны Ольги Александровны. То, что на акварели действительно нарисована Гостиная, подтверждается также и видимой частью тканого ковра, на которой различима сцена жертвоприношения. Согласно Описи 1884 года, именно здесь находилась шпалера «Ной и его семейство приносят Богу благодарственную жертву».

Когда великая княжна подросла и стала обедать вместе со всей семьей, Столовую переделали в классную комнату для нее и ее брата Михаила (уроки старших великих князей преимущественно проходили в Классной антресольного этажа). Впоследствии великому князю Михаилу специально для учебных занятий обустроили еще несколько помещений: в хорошо освещенной юго-восточной башне Арсенального каре находились «Учительский кабинет» (на плане 4 — зеленым), а над ним «Физический кабинет» (на плане 5 — зеленым), где, вероятно, хранились приборы и проводились опыты.

План 6.jpg
План 6

Впрочем, учебные комнаты располагались и в Центральном корпусе: на первом этаже – мастерская великого князя, на третьем — гимнастический и фехтовальный залы (на плане 6 — желтым и синим), где Михаил Александрович часто бывал.

Ил 11.jpg
Великий князь Михаил Александрович

Ил 12.jpgВ своих памятных книжках он постоянно отмечал: «играли на гимнастике», «пошли на гимнастику, где играли в темных комнатах», «играли в комнатах наверху». К императорским детям регулярно приезжали гости: великие князья (чаще всего дети брата императора Владимира Александровича), Воронцовы, Оболенские, Барятинские. Прибывали они по выходным дням, ночевать оставались редко, обычно вечером уезжая обратно в Петербург, но им все равно отводили комнаты, где они могли бы переодеться и привести себя в порядок. Воррес со слов Ольги Александровны записывал: «В дальней части дворца для юных гостей было отведено тринадцать комнат, являвшихся частью апартаментов императора Павла I». Скорее всего, речь идет именно о помещениях третьего этажа Центрального корпуса. Помимо «гимнастики» в этих комнатах в 1886 году разместили библиотеку периодических изданий (6 — оранжевым), рядом с ней находилась Бильярдная (6 — зеленым). Остальные залы предназначались «для приезжающих и иностранных лиц».



Бильярдная в Гатчинском дворце.
ЦГАКФФД СПб


Лишь после обустройства личных покоев приступили к оформлению императорских приемных, а также комнат для остальных членов царской семьи, часто гостивших в Гатчине, и чинов двора. В описи помещений Арсенального каре, сделанной в 1882 году, апартаменты называются еще по именам старых владельцев, за исключением «комнат Александра III с супругой и детьми».

План 7.jpg
План 7

В Гатчину почти ежедневно прибывали чиновники и важные особы на аудиенции и представления императорской чете. Их встреча и присутствие во дворце были жестко регламентированы и следовали установленному ритуалу. Сановники приезжали на курьерском поезде, на вокзале их уже ожидали кареты, на которых они затем отправлялись к Кухонному каре. Здесь, в специально предоставленных комнатах они могли подготовиться к царскому приему. Это был ряд покоев в бельэтаже, которые на планах обычно обозначались как «временные комнаты для представляющихся» (на плане 7 — зеленым), на этом же этаже специальные помещения выделялись для министров-докладчиков (7 — оранжевым). (Ниже, на антресолях целых две анфилады были отведены для «помещения разных лиц, приезжающих по служебным надобностям». Здесь, по-видимому, размещались те, кто приезжал на более долгое время.) Затем через Центральный корпус их вели в Арсенальное каре на аудиенцию, по окончании которой предлагалось позавтракать в Кухонном каре (крайне редко докладчиков приглашали к императорскому столу). В. С. Кривенко отмечал: «Всем приезжавшим во дворец приходилось проходить через Кухонное каре, и оттуда уже по длинному коридору, стены которого густо увешаны были картинами мифологического содержания, проникать в главный корпус. Здесь, за площадкой перед церковью, открывался красивый белый зал, за ним по Греческой галерее, уставленной мраморными бюстами, мимо комнат с чудными гобеленами, путь шел на площадку парадной лестницы Арсенального каре; налево — виднелась роскошная Китайская галерея, охраняемая казаками Собственного конвоя, там находились парадные царские апартаменты, а жилые их комнаты помещались в низеньких сводчатых антресолях». Об этом же вспоминал С. Ю. Витте: «По приезде в Гатчину по принятому в то время порядку всех приезжающих повезли в Гатчинский дворец; там нам отвели несколько комнат, в которых мы и привели себя в порядок. Затем нас всех повели через весь дворец, с правого крыла на левое, где жил государь, в приемную комнату. […] Потом дежурный флигель-адъютант подошел к нам и сказал, что мы все можем уйти. Мы пошли обратно, для чего мы должны были совершить довольно большое путешествие, идя с левого крыла на правое, где по обыкновению были приготовлены столы для завтрака».

План 8.jpg
План 8

Аудиенции и представления придворных могли происходить в Арсенальном зале, Рабочем кабинете, но чаще всего в Приемных. Четыре Приемные (8 — фиолетовым), Кабинет государя (8 — синим) и Адъютантская (8 — красным) находились в бельэтаже, на месте бывших комнат великой княгини Екатерины Михайловны и ее супруга герцога Мекленбург-Стрелицкого (окнами на Голландские сады).

Ил 13.jpg
Четвертая приемная императора Александра III. До 1917. КГИОП

Кроме того, для официальных приемов была предназначена часть помещений, вероятнее всего, из бывшей анфилады комнат великой княгини Александры Иосифовны. Так, С. Ю. Витте в своих воспоминаниях писал, что «верхний этаж — собственно говоря, роскошный; в нем находятся: приемная зала, бальная и концертная». Под «приемной», скорее всего, подразумевались приемные императора, «концертная» — это театр, а вот где располагалась «бальная», пока сказать сложно. Это может быть как ошибкой Витте, который знал дворец, в основном, по чужим рассказам, так и соответствовать действительности (к примеру, в журнале «Всемирная иллюстрация» есть гравюра «Прием персидского посольства в Гатчинском дворце», датированная 1882 годом. На ней изображено неизвестное помещение, скорее всего, находившееся в бельэтаже).

Ил 14_Прием Персидск. посольства в Гатчинском дворце_ВсИл № 644 за 1881_ т2.JPG
Прием Персидского посольства в Гатчинском дворце. Из журнала «Всемирная иллюстрация».
1882


План 3_2.jpg
План 3_2

Когда число гостей, приглашенных в Гатчинский дворец, составляло свыше двух сотен человек, то для них праздничные обеды накрывали как в Арсенальном зале, так и в Готической галерее Арсенального каре, использовались также парадные залы ХVIII века в Центральном корпусе.

Приемные Марии Федоровны размещались на первом этаже, в бывших комнатах императрицы Александры Федоровны (на плане 3 – синим). Некоторое время они сохраняли свою первоначальную отделку и старые названия. В 1886 году на планах первого этажа отмечены «желтая гостиная, приемный кабинет и дубовый кабинет». Поскольку большинство интерьеров к концу ХIХ века уже вышли из моды, устарели, то комнаты были отремонтированы и меблированы заново. В том же 1886 году для Дубового и Большого кабинетов, а также Гостиной заказали новую мебель, ковры, драпировки и обивку стен.

Ил 15.jpg
Кабинет императрицы Марии Федоровны (в бывшем Большом кабинете императрицы
Александры Федоровны). До 1920-х


В следующем году в бывшей Ванной Александры Федоровны возобновили на стенах зеленый коленкор, а в 1888 обили пол ковром «взамен ветхого». Остальные помещения были оставлены без существенных изменений. Как писала в 1941 году научный сотрудник Гатчинского дворца-музея И. К. Янченко, исследуя эти интерьеры, «спальня, камерюнгферская, ванная и столовая — полностью сохранили свою первоначальную обстановку, за очень небольшими исключениями. В спальне и столовой сохранилась даже старая обивка стен и мебели».

Все эти помещения в царствования Александра III и Николая II активно использовались. Так, в Ванной Александры Федоровны часто устраивали торжественные обеды; для украшения комнаты в мраморную ванну помещали живые цветы. В этой же анфиладе несколько раз устанавливали рождественские елки. В соответствии с новым назначением, апартаменты получили и новые названия.

В «Описи предметам, имеющим преимущественно художественное значение» упомянуты Гостиная (предположительно Дубовый кабинет), Большая гостиная (Желтая гостиная Александры Федоровны), башня у Приемной (Столовая), Большой кабинет (Большой кабинет Александры Федоровны), а также Опочивальня Александры Федоровны, которая сохранила свое наименование, потому что практически не использовалась.

Ил 16.jpg
Большой военный кабинет императора Николая I. До 1920-х

К приемным императрицы Марии Федоровны примыкала бывшая половина императора Николая I (на плане 3 — зеленым), в которой комнаты оставались мемориальными, большинство вещей постарались сохранить на своих местах и относились к ним очень бережно. В документах за 1888 год есть следующее указание: «По кабинету покойного Императора Николая I-го перебить диван, кресла и стулья сафьяном темно-зеленого цвета по образцу существующего, с постановкою нового волоса для уничтожения моли, которую можно вывести лишь при употреблении нового материала с тщательным очищением от личинок моли». Впрочем, совсем не меняться эти комнаты не могли, ведь рядом с ними находилась лестница, ведущая на антресольный этаж, где жила царская фамилия. К тому же, для того, чтобы пройти из приемных императрицы в Арсенальный зал, также можно было воспользоваться проходом через бывшие покои Николая I.

Наконец, рядом с Малым военным кабинетом Николая Павловича был выход в Собственный сад. С учетом вкусов и интересов новых владельцев в Приемной и Камердинерской Николая I живопись и таблицы с изображениями военных форм заменили полотнами художников, современных императору Александру III (В. Е. Маковского, Н. Ф. Добровольского, Э. К. Липгарта и других). В Большом и Малом кабинетах по описи 1918 года находились так называемые «собственные вещи» императрицы Марии Федоровны.

План 9.jpg
План 9

Среди прочего здесь размещались оттоманка, устроенная прямо под картиной И. Б. Лампи «Павел I со свитой», с текинскими коврами и атласными шитыми золотом подушками и валиками, многочисленные фотографии членов императорской семьи, а в Малом кабинете, расположенном почти у самого выхода в Собственный сад, хранились финские сани и велосипеды.

Для чинов двора и лиц из императорской свиты в Гатчинском дворце также были оформлены отдельные помещения: для дежурных фрейлин, флигель-адъютантов; лейб-медиков, воспитателей и нянь великих князей и княжон.

В число близких императорской чете лиц входили и те, у кого не было высоких чинов, но они в силу ряда причин пользовались доверием императора, как, например, П. В. Жуковский или Шереметевы.

В 1881 году в еще не полностью обустроенном дворце смогли поселиться только немногие самые близкие царедворцы, остальные чиновники расселялись на квартирах в городе или же снимали номера в гостинице.

Ил 20_И.И. Воронцов-Дашков.jpgТак, с 1881 года во дворце постоянно жили только министр императорского двора и начальник охраны императора Илларион Иванович Воронцов-Дашков; командующий Императорской Главной квартирой (с 1881) и заведующий делами канцелярии прошений на Высочайшее имя (с 1884) генерал-адъютант Оттон Борисович Рихтер, исполнявший должность министра двора в отсутствии Воронцова-Дашкова; флигель-адъютант, а с 1882 года — гофмаршал Владимир Сергеевич Оболенский; флигель-адъютант Владимир Алексеевич Шереметев с супругой. Личный секретарь министра императорского двора В. С. Кривенко вспоминал в своих мемуарах, что их комнаты (окнами на плац) размещались напротив театра «направо от площадки парадной [Мраморной] лестницы, если считать направление от Белой залы и Греческой галереи». Рихтер жил во дворце недолго. На более длительный срок закреплялись квартиры за Шереметевым (четыре комнаты у Мраморной лестницы, на плане 9 — синим) и Воронцовым, которому принадлежала часть анфилады вместе с темной башней (последней его комнатой была бывшая гостиная великой княгини Марии Николаевны).

Позднее, когда он оставил должность министра двора, то сохранил за собой лишь четыре помещения, непосредственно примыкавшие к башне (на плане 9 — зеленым). Остальные залы (9 — оранжевым) после 1897 года перешли новому министру двора – барону Фредериксу. Все эти комнаты располагались вдоль так называемого Министерского коридора с верхним светом (9 — желтым).

И. И. Воронцов-Дашков

План 10.jpg
План 10

Ил 21_А.А. Оболенская-Нелединская-Мелецкая_ГЭ.jpg Начальник дворцовой охраны Петр Александрович Черевин получил в свое распоряжение квартиру на первом этаже Кухонного каре, состоявшую из пяти комнат, расположенных у северо-западной башни (на плане 10 — зеленым). На том же этаже часть помещений была отдана для нужд дворцового управления (рядом с башней окнами на плац и в парк, 10 — голубым), в том числе там находились комнаты помощника начальника этого ведомства (10 — синим). В остальных залах первого этажа находились кладовые, кухни и прочие подсобные помещения. В конце 1840-х годов во дворе каре была сооружена одноэтажная пристройка, в которой находились желейная, несколько кладовых, в том числе мясная и аквариум, где помимо ледников были устроены чаны, где держали живую рыбу (10 — оранжевым).

О том, где вначале были комнаты супругов Оболенских, сказать пока затруднительно. В документах по ремонту, проводившемуся во дворце в 1889 году, есть упоминание о «портретной галерее в помещении князя Оболенского», расположенной в бельэтаже, однако, точное местоположение ее не указано. Речь может идти только об одном из двух коридоров: либо от Мраморной лестницы (на плане 9 — красным) до Медвежьей (9 — лиловым) — Министерском (на плане 9 — желтым), либо от Медвежьей до Кочубеевской.

А. А. Оболенская-Нелединская-Мелецкая

План 11.jpg
План 11

Уже после смерти мужа его вдова Александра Александровна Оболенская жила в антресольном этаже, сначала в трех, а затем четырех комнатах окнами на липовую аллею Голландских садов, рядом с юго-восточной башней (план 11 — синим). После того как великий князь Михаил Александрович вырос, к Оболенской перешел и бывший «учительский кабинет» в самой башне.

При императрице Марии Федоровне постоянно находилось несколько придворных дам. Среди них были фрейлины сестры Голенищевы-Кутузовы, Е. С. Озерова, камер-фрау Флотова. В первые годы царствования Александра III во дворце жила также княгиня Елена Павловна Кочубей, являвшаяся гофмейстериной Высочайшего двора.

Для нее в 1882 году заново отделывались комнаты на первом этаже Арсенального каре. Точное их местонахождение установить не удалось, но, вероятнее всего, они находились недалеко от лестницы, впоследствии как раз и получившей название Кочубеевской (бывшая лестница императрицы Александры Федоровны).

План 12.jpg
План 12

Фрейлинские комнаты, в основном, размещались также на первом этаже Арсенального каре, по обеим сторонам так называемого Зеленого коридора, ведущего к Мраморной лестнице. (По некоторым данным, такое же название носил и коридор, находящийся двумя этажами выше – в бельэтаже и имевший второе название «Министерский».) Помещения Е. С. Озеровой (на плане 12 — синим) и Аглаиды Васильевны Голенищевой-Кутузовой (12 — красным) выходили окнами во внутренний двор, а ее сестра Мария Васильевна занимала несколько комнат окнами на плац у Мраморной лестницы (12 — лиловым), которые примыкали к покоям великого князя Павла Александровича.

Позднее, когда великий князь вступил в морганатический брак и ему был запрещен въезд в Россию, часть его комнат также перешла М. В. Кутузовой (12 — коричневым). После смерти младшей Кутузовой — Аглаиды, ее комнаты передали в распоряжение фрейлины Зинаиды Менгден. Другая фрейлина Ольга Федоровна Гейден проживала в бельэтаже в бывших апартаментах графа Шереметева, умершего в 1893 году (9 — синим), а ее прислуга размещалась в антресольном этаже (11 — коричневым).

Камер-фрау, бывшие при дворе императрицы, располагались в комнатах антресольного этажа (окнами на ров, на плане 11 — оранжевым и желтым). Вначале там жила Мария Петровна фон Флотов, затем почти те же помещения заняла ее преемница фон Стрезова (на плане 11 — оранжевым и красным). Здесь же в антресолях находились комнаты компаньонки Марии Федоровны — бельгийки л`Эскай. Она занимала три помещения у башни (11 — зеленым).

Прислуга, «собственные буфеты» и гардеробы членов царской семьи размещались также в антресольном этаже. При императрице состояли дежурные камерюнгферы, камердинеры, «комнатные женщины», лакеи, портнихи и гардеробщицы. Для всех были определены свои комнаты, недалеко от покоев императрицы: прямо напротив комнат Марии Федоровны находился ее гардероб и дежурили камер-юнгферы, камердинеры и лакеи (11 — лиловым).

Ил 23.jpg
Рисунок великой княгини Елизаветы Федоровны. Гатчина. 1884. ГАРФ

Во дворце часто гостили братья императора великие князья Владимир, Алексей, Павел и Сергей.

Сергей Александрович с супругой занимал комнаты в бельэтаже, ранее принадлежавшие великой княгине Елене Павловне (окнами на Голландские сады и на ров перед дворцом, на плане 9 — коричневым), они ремонтировались в середине 1880-х годов (то есть тогда же, что и большинство парадных помещений императорской семьи). Так, в 1885 году в опочивальне и гостиной их Высочеств был полностью заменен ветхий ситец на стенах, переобита мебель и возобновлены драпировки. Стены этих комнат еще с начала 1860-х годов украшали фламандские шпалеры.

Залы великих князей Владимира и Павла Александровичей с супругами, а также Алексея Александровича находились на первом этаже.

Причем комнаты Павла (на плане 12 — коричневым и оранжевым) и Владимира располагались на бывшей «половине Августейших детей» (окнами на плац), а Алексея (окнами на ров) — в бывшей квартире министра императорского двора при Николае I (12 — зеленым). Выход во внутренний двор, находившийся рядом с этими комнатами, был даже назван подъездом великого князя Алексея Александровича.

Ил 22_Бр1395.jpg
Гостиная великого князя Сергея Александровича. 1902. ГАРФ

Кроме того, в Гатчине часто бывали великий князь Михаил Николаевич с супругой Ольгой Федоровной. Они занимали три комнаты бельэтажа в бывших апартаментах великой княгини Марии Николаевны (на плане 9 — голубым).

После смерти Александра III новый император Николай II часто приезжал в Гатчину навестить мать, но редко оставался на ночлег, возвращаясь обратно в Царское село. Однако для императорской четы все же были подготовлены бывшие комнаты Александра II и Марии Александровны. В апреле 1895 года в своем дневнике он отмечал, что «показывал Аликс свои комнаты [на антресольном этаже. — А. Ф.]», а затем они «поместились с Аликс в комнатах Анпапа и Анмама, с окнами на большой двор».

Подолгу во дворце в конце ХIХ – начале ХХ веков жили вдовствующая императрица Мария Федоровна, великий князь Михаил Александрович, великая княгиня Ольга Александровна и семья великой княгини Ксении Александровны. У Ксении было семеро детей. Для них обустроили четыре комнаты, принадлежавшие ранее великой княгине Марии Николаевне и ее детям, в бельэтаже Арсенального каре (окнами на ров, на плане 13, желтым): Столовую, Уборную, Спальню младших детей и Спальню великой княжны Ирины Александровны, которая называлась Дубовой комнатой и располагалась в бывшей спальне великой княгини Марии Николаевны. Часть этого помещения была отделена от основного объема резным деревянным альковом, стены оформлены резными панелями.

Ил 24_Спальня Мар_Ник_Спальня Ирины Ал.jpg
Спальня великой княгини Марии Николаевны (впоследствии великой княжны
Ирины Александровны). До 1920-х


В комнатах напротив жили няни младших сыновей великой княгини Ксении Александровны (13 — зеленым), а рядом находилась детская ванная комната (13 — голубым). Воспитательница ее дочери великой княжны Ирины графиня Камаровская занимала квартиру, которая, как она сама описывала в своих воспоминаниях, состояла из передней, большой гостиной, спальни, ванной и комнаты для горничной. Графиня отмечала, что эти апартаменты находились на втором этаже Центрального корпуса над комнатами Павла I. Скорее всего, она имела в виду второй этаж восточного полуциркуля.

Со временем комнат для детей великой княгини требовалось все больше: в бывших покоях великого князя Михаила Николаевича, а затем и Воронцова-Дашкова пришлось устроить классные (13 — оранжевым).

Старшие мальчики и их воспитатели, по воспоминаниях все той же Камаровской, «жили в левом крыле дворца, которое называлось Кухонным каре». Согласно планам, они занимали комнаты в бельэтаже, примыкавшие к церкви и выходившие окнами в парк (на плане 14 — серым).

Многочисленная прислуга великой княгини, ее камерюнгферы и собственный буфет размещались в антресолях Арсенального каре (шесть комнат окнами на плац, начиная от темной башни, на плане 11 — голубым). Три помещения неподалеку были отданы под гардероб великого князя Михаила Александровича, там же одну комнату занимал его камердинер (11 — серым).

План 13.jpg
План 13

Во дворце были предоставлены помещения для лиц, состоящих при вдовствующей императрице и великих князьях. В бельэтаже Кухонного каре, рядом с церковью, располагалась квартира отца Иоанна Янышева - духовника царской семьи (окнами на плац у церкви, 14 — синим), рядом с ней находились два помещения, где останавливалось духовенство (лиловым), а в одной из башен устроили кладовую риз (14 — желтым/лиловым). Кроме того, на этом этаже были квартиры заведующего канцелярией вдовствующей императрицы Марии Федоровны А. А. Голенищева-Кутузова (14 — зеленым), его преемника Г. Д. Шервашидзе (окнами на Екатеринвердерскую башню, 14 — коричневым).

При великом князе Михаиле Александровиче находился личный адъютант. В 1897-1904 годах эту должность занимал Д. Я. Дашков, которого сменил А. А. Мордвинов. Оба они также жили в бельэтаже Кухонного каре: Дашкову принадлежали две комнаты окнами на Екатеринвердерскую башню (14 — красным), а Мордвинову пять комнат, начиная с башни, окнами на ров (14 — оранжевым).

План 14.jpg
План 14

Кроме того, в 1910-х годах на первом этаже Кухонного каре была квартира почетного лейб-медика двора Его Императорского Величества Калинина, а также дворцовая аптека.

Вплоть до революции все перечисленные выше помещения сохраняли свое убранство, что отмечали многие современники. Как писал в 1914 году историк искусства А. Трубников, не только покои великих князей, но и помещения свиты, придворных, даже квартиры самых скромных служащих были наполнены произведениями искусства, среди которых встречались подлинные шедевры. Многие из них были утрачены, но значительная часть этих коллекций сохранилась и ждет своего возвращения в Гатчинский дворец.