ENG
Белый зал

Самое большое парадное помещение (250 кв.м.), занимающее центральную часть дворца, своими арочными дверями-окнами выходит на  открытую террасу, откуда открывается превосходный вид на огромный плац и строгие стены Кухонного и Арсенального каре. Белый зал всегда использовался для пышных торжеств, праздничных приемов и многолюдных балов.

Здесь нет позолоты, что вовсе не  умаляет роскоши и «внешнего блеска» этого зала, который во многом сохранил первоначальную ринальдиевскую отделку: общую разбивку стен пилястрами, падуги перекрытия, наборные двери с наличниками розоватого искусственного мрамора. Для окраски стен и плафона архитектором использованы различные оттенки пастельных тонов — бледно-зеленых, голубых, сиреневатых. Такой фон превосходно оттеняет живописный гипсовый декор, словно стремящийся вырваться за границы отведенного ему пространства профилированных рам, карнизов, полуовальных тяг, создавая ту особую выразительность и «неровность», которая позволяет называть Белый зал наиболее интересным и ценным интерьером дворца.

Основой «неподражаемых, свободных и  тонких» лепных композиций является растительный орнамент, включающий рокайльные мотивы. На падуге — сочные гирлянды цветов и плодов представляют законченное целое, что достигается легкими изменениями поворота листьев, вьющихся стеблей, иными положениями цветка и его лепестков. То же можно сказать и об изысканных венках, украшающих торцовые стены. Еще один повторяющийся элемент, характерный именно для Ринальди, его своеобразная «подпись» — две перекрещенные ветки лилии с колосьями, перевязанные лентой.
Уникальные наддверники, изображающие льва в колосьях пшеницы и громадных омаров, являются едва ли не самым сильным акцентом в пластическом убранстве.

Еще при первом владельце Гатчинского дворца Г.Г Орлове в  Белом зале была размещена мраморная скульптура и рельефы: над камином — римские антики «Жертвоприношение императора Тита» (I век н.э.) и овальный медальон «Церера и Флора», слева — пострадавший уже в ХX веке — горельеф «Путник» (конец I века н.э.).
В 1767 году из Италии были привезены произведения венецианских мастеров Д.М. Морлайтера «Эней, спасающий Анхиза» и Д. Маркиори «Похищение Елены». Эти эллиптической формы рельефы (подарок Екатерины II графу Орлову) поместили по бокам от двери, ведущей в Тронный зал императора Павла I.

Архитектор В. Бренна не  нарушил созданного А. Ринальди ансамбля Белого зала, обогатив его новыми работами скульптурной пластики. На торцовой стене появились два мраморных рельефа, выполненные в ХVIII веке итальянцем Т. Солари на темы из жизни Александра Македонского. Длинная стена напротив окон была украшена «Дракой амуров» (Ф. Дюкенуа, ХVIII век) и работой русского скульптора С.М. Теглева «Кидиппа на колеснице» (ХVIII век). Сейчас на месте этих рельефов установлены гипсовые копии.

К  исторической коллекции относятся статуи Антиноя в египетском одеянии и жреца с жертвенным подносом, исполненные из черного мрамора (ХVIII век). У противоположной стены между окон неизменно привлекает внимание бюст Афины Паллады работы итальянских ваятелей ХVIII столетия, созданный из белого каррарского и черного мраморов и оникса. Античные бюсты Антиноя и Каракаллы занимают свои исторические места у дверей в Аванзал.

При воссоздании декоративного убранства Белого зала на  место утраченного живописного плафона поместили полотно ХVIII века кисти Г.Ф. Дуайена «Аллегория на рождение великого князя Михаила Павловича».

Полотнища дверей и паркет набраны по рисункам А. Ринальди с использованием ценных пород дерева.

Посмотреть на интерактивном плане